Эмма Свон
Принцесса Амбера, жена Корвина
Автор: Ян Махони
Фэндом: "Глодные игры"
Название: "На всю оставшуюся жизнь"
Персонажи: Китнисс Эвердин, Пит Мелларк
Стрела беззвучно ушла с тетивы. Заяц не успел заметить откуда пришла смерть. Быстро убираю тушку в сумку, не хочу долго задерживаться на одном месте. Сегодня удачный день, по свежему снегу, непуганое зверье легко выслеживать. Аккуратно заметаю свои следы, предосторожность никогда не помешает.
Охота была удачной и мне пора возвращаться. Солнце уже начинает клониться к закату, а я обещала вернуться еще засветло. На дерево опускается маленькая птичка, снег лежащий на ветке падает на меня, потревоженный крохотным тельцем. Руки сами натягивают тетиву, но я успеваю остановиться, это просто сойка-пересмешница. Радужные перья птички поблескивают отражая солнечный свет. Я приветливо улыбаюсь птичке, и даже задумываюсь на мгновение не спеть ли мне для нее, как раньше. Воспоминания о прошлом возвращают меня к действительности. Мне нельзя расслабляться. Прежде чем возвращаться мне надо кое-что проверить.
Они беспечно разбили лагерь у ручья. Несколько палаток жмущиеся к костру. Над костром кипит котелок, и женщина равномерно помешивает пищу не давая ей подгореть. Аккуратно начинаю слезать с размашистой ели, покидая свой наблюдательный пункт, и тут замечаю их. Двое мужчин с трудом тащат средних размеров бревно. Они пришли с той стороны, где я охотилась. С облегчением выдыхаю, понимая, что моих следов они не могли заметить. Поселенцы так увлечены добытым деревом, что я спокойно растворяюсь в сгущающихся сумерках. Я уже слишком задержалась.
Наш дом находиться намного выше того места, где я видела поселенцев. Мы нашли его пол года назад, когда пришли в седьмой дистрикт. Мы долго блуждали по лесам и уже думали искать убежище в другом дистрикте, как вдруг нам внезапно повезло, мы нашли дом. Нечто похожее я уже видела у себя дома, в Дистрикте 12. Только у нас на берегу озера сохранились только полуразрушенные стены. А здесь дом был на удивление в хорошем состоянии. Питу только пришлось немного залатать крышу. Я надеялась, что мы сможем перезимовать в дистрикте семь, а может быть остаться и на большее время остановиться. Но несколько дней назад я заметила людей пришедших сюда. А значит пора было сниматься с места и искать другое убежище.
Мы планировали уйти сегодня, но у Пита начался очередной приступ. Я привязала его к трубе на кухне и ушла охотиться в лес. Прошло больше четырех лет с тех пор, как над сознанием Пита издевались в Капитолии, он научился контролировать себя, прежде чем я смогу принять меры и связать его. Одно время я оставалась рядом, полагая что это поможет, но однажды Пит плача попросил меня уйти и не мучить ни его ни себя. С тех пор по его просьбе я оставляю его одного. Сегодня скрипя зубами Пит мог только выдохнуть: «Уходи!», меня тут же и след простыл.
Переступаю порог и замираю испугавшись тишины. Я бросаюсь в кухню туда где оставила его, отгоняя все мысли. Свет угасающего дня едва пробивается в маленькое окошко под потолком, единственное что можно рассмотреть – силуэт человека привязанного к стене. С губ слетает стон отчаяния, дрожащими руками я тянусь к его губам в надежде уловить дыхание.
- Ты сегодня поздно, солнышко, - говорит Пит. Я падаю на колени, обнимаю его, гоня прочь страшные видения пустого мира в котором я его потеряла.
- Прости меня, пожалуйста прости, я не хотела, - по щекам текут слезы, я не могу их никак остановить, - Не пугай меня так больше, я этого не вынесу.
- Все будет хорошо, - он всегда может успокоить меня одними словами, - Можешь развязать меня, приступ прошел. Правда или ложь?
- Правда, - отвечаю я не задумываясь, он начинает играть только когда по настоящему вернулся. Зажигаю свечу, и замечаю свежие следы на запястьях Пита. На губах запекшаяся кровь. Аккуратно развязываю веревки, - Сегодня было сильнее чем обычно? Правда или ложь?
- Правда, я даже испугался, что веревка не выдержит, и я буду бегать по лесу, мечтая свернуть тебе шею.
- Ну это у тебя точно не получилось, ты что забыл что я слышу все на несколько миль, и все благодаря Капитолию. Охота сегодня была удачной! У нас есть еда на пару дней, - с гордостью показываю Питу полную сумку.
- Да мы многим благодарны Капитолию, - похоже зря я затронула эту тему, он еще не совсем освободился от своих видений.
- Ладно, давай вставай, будем ужинать, - я протягиваю Питу руку, помогая подняться. Он с трудом держится на ногах, целый день на полу дает о себе знать.
- Можно мне обнять тебя? – голос Пита дрожит, я вижу в его глазах слезы. Вместо ответа подхожу и обнимаю его. Дрожь пробегает по телу Пита, он крепко прижимает меня к себе. Это такое счастье знать и чувствовать, что Пит рядом. Не знаю сколько времени мы так просто стоим обнявшись, когда наконец он отпускает меня и садится на стул, -Сегодня был невероятно сильный приступ, я уже не помню сколько лет такого не было. Я даже сейчас немного опасаюсь себя.
- Главное, что он кончился, - я провожу рукой по его волосам, и он не вздрагивает от моего прикосновения, а это всегда хороший признак.
Немного отдышавшись Пит начинает растапливать печь, с огнем он всегда обращался лучше чем я. Одно время мы боялись, что дым из трубы будет привлекать внимание, но потом я заметила, что строители нашего дома, похоже были не заинтересованы, что бы их могли обнаружить по дыму из трубы, и поэтому как-то по хитрому устроили дымоход. Пит долго восхищался мастерством неизвестных строителей. Я мысленно благодарю их за предусмотрительность каждый раз, когда мы топим печь. Раскладываю по тарелкам белку тушеную с кореньями, ставлю одну перед Питом. Мы с жадностью набрасываемся на еду. Сегодня у нас обоих бы тяжелый день.
- Кажется те люди, которых мы видели в лесу собираются здесь остаться.
- Ты это серьезно? – в голосе Пита звучит тревога, - С чего ты это взяла?
- Я была у их лагеря сегодня, и наблюдала за ними. Я видела троих, но может это не все. Двое мужчин, в полном расцвете сил. Я подошла слишком близко к их лагерю они меня чуть не увидели.
- Значит мы завтра снова отправляемся в путь? Ты не устала бежать? - ну зачем он опять начинает этот разговор.
- Нет, - резко отвечаю я. Пит понимающе кивает головой, - Или ты думаешь нас забыли?
- Сомневаюсь, прошло всего четыре года, это слишком мало.
- Слишком, - повторяю я, - Знаешь иногда я действительно устаю все время бежать, я думала что здесь в этой глуши мы сможем спокойно пережить зиму, я надеялась, что у нас появиться дом, но как видно не судьба.
- Китнисс, ты уверена, что нам стоит продолжать? - Пит садиться ко мне поближе, бережно дотрагивается до моей руки. Я понимаю что начинаю тонуть в его голубых глазах, - Я не всегда могу себя контролировать, и приступ может начаться, когда ты не сможешь меня связать. Пока мы вместе ты всегда будешь рисковать.
- Ну что же, я привыкла рисковать. Знаешь, то время, которое мы с тобой провели в бегах, для меня стали самыми спокойными в жизни. Правда или ложь?
- Думаю, правда. Я просто хочу что бы ты знала, ты не обязана оставаться со мной. Ты можешь уйти в любой момент, - не понимающе смотрю на него, с чего это Пит начал этот разговор, неужели он не понимает, что он не имеет смысла. Пит собирается еще что-то сказать, но я пресекаю его попытку поцелуем. Чувствую солоноватый привкус от прокушенных губ, не смотря на боль Пит отвечает на мой поцелуй. Все сказанное не имеет значения, кроме самого главное, тех чувств, которые связывают нас сильнее всего на свете.
- Мы же давно все решили. Мы будем вместе на всю оставшуюся жизнь, - я уже сижу у Пита на коленях, оторваться от его губ трудно как всегда.
- На всю оставшуюся жизнь, значит на рассвете отправляемся в путь, - эхом повторяет Пит, находя мои губы своими.