Эмма Свон
Принцесса Амбера, жена Корвина
Переродки, опять переродки, подпрыгивают на задних лапах, пытаясь запрыгнуть на Рог Изобилия. Когти клацают по горячему металлу. Я смотрю в зеленые глаза существа, совсем еще недавно бывшего Диадемой, и ощущаю как поднимаются волосы на затылке. В ужасе отступаю, ноги скользят на свежей крови, и я падаю на спину. Меня принимает в свои объятия мягкая трава, голоса переродков удаляются, кажется я осталась одна. Я лежу на спине и сморю на звездное небо. Странно не нахожу ни одного знакомого созвездия. С удивлением замечаю, что небо, нет, звезды приближаются. Я ошибаюсь это не звезды, это розы. Белые розы с усиленным приторным запахом, запахом президента Сноу. Становиться нечем дышать, этот запах душит меня, я задыхаюсь, теряю сознание, последнее, что я слышу это смех Сноу.
Я с классом иду на экскурсию в шахту. Утром уходя на работу папа сказал мне: «Увидимся на экскурсии, детка». Условия работы в шахте просто ужасные, но я знаю, что папа обрадуется, увидев меня. Мы долго идем по лабиринтам шахт, погружаясь все глубже и глубже под землю. Наконец я вижу силуэт отца. Не в силах сдержать радости от встречи, отделяюсь от группы одноклассников и бегу к нему. Нас разделяет всего пара метров, как земля начинает качаться у меня под ногами. Стены шатаются, сверху начинают сыпаться камни. В ужасе смотрю на папу, но его скрывает обрушившаяся стена.
- Папа БЕГИ!!!!!!!!!

- Китнисс, Китнисс, проснись все хорошо, - голос Пита тихо-тихо доносится из темноты. Пит трясет меня за плечо пытаясь разбудить, отгоняя кошмары. С трудом открываю глаза и понимаю, что кошмар действительно кончился. Резко сажусь, отбрасываю намокшие волосы со лба. Дышу шумно и тяжело, во рту чувствуется тошнотворный сладковатый привкус роз. Не сразу понимаю, что шум в ушах, это звук колес поезда. Пит стоит на коленях рядом с кроватью, кажется я оттолкнула его, когда он пытался меня разбудить.
- С тобой все в порядке? – испуганно спрашивает он, - Ты так кричала.
- Все хорошо, кошмар приснился, ты знаешь они у меня часто бывают, - мне стыдно, что мои кошмары мешают спать не только мне, - А от таблеток Эффи лучше не становиться.
- Я знаю, она мне их тоже давала. Ощущения были просто ужасные, а кошмары никуда не делись, пришлось вернуть.
- Не знала, что они тебя тоже мучают, - промокшая от пота пижама противно прилипает к спине. Меня начинает трясти от ужаса пережитого во сне.
- Бывает, наверное, как у всех. В последнее время предпочитаю почти не спать. С тобой точно все в порядке? – Пит дотрагивается до моей руки, пытаясь успокоить, - Ты вся дрожишь.
Я могу только кивнуть. Закутываюсь во влажное одеяло, пытаясь согреться, но ничего не выходит. Мне настолько холодно, что я начинаю стучать зубами. Пит достает из шкафа сухое одеяло и укутывает меня им. Не знаю, как отблагодарить его за заботу. Беру Пита за руку и тяну его к себе. Он послушно забирается под одеяло. Поезд мирно покачивается, в темноте купе под одним одеялом мы лежим, делясь теплом.
Я провожу рукой по щеке Пита, его кожа нежная и бархатистая, он вздрагивает от моего прикосновения и сильнее прижимает меня к себе. Наши лица касаются друг друга. Через мгновение губы Пита касаются моих, он целует меня робко и очень быстро. Мое сердце замирает от осознания близости Пита. Мы уже столько раз целовались, но сейчас все по-другому. Такое уже было, на арене.
- Ты не против? – отрицательно качаю головой и получаю еще один поцелуй в кончик носа, - Не удержался, думал даже спросить разрешения.
- Хорошо, что не спросил, - шепчу я и теперь сама целую Пита.
- Надо спать, завтра будет тяжелый день.
- И у нас будет много времени потренироваться, - сонно говорю я, поворачиваюсь на другой бок и засыпаю в объятиях Пита спокойным сном без кошмаров.