18:31 

Святая ложь

Эмма Свон
Принцесса Амбера, жена Корвина
То были те, что ненавидели друг друга.
Тела, гниющие в полях...
Души, пропитанные кровью...
И узы, рассеченные клинком.
Уйдя во тьму, наследникам напишут...
"Любимые,
готовьтесь к смерти".

Тик-так, тик-так, драгоценное время уходит, я должна спешить, я не могу надолго оставить его, а значит сейчас прольется кровь. Стрела бесшумно уходит в темноту, и победительница из 7 Дистрикта - Джоанна Мейсон перестает дышать. Перепрыгиваю через бесполезную катушку Бити, и забираю стрелу обратно, хоть надо спешить я не могу терять драгоценные стрелы. Гремит выстрел, выстрел – значит кто-то убит, сейчас прилетит планолет и они поймут, что убийство произошло в нашем секторе. Прячусь в зарослях, что бы выиграть немного времени, и посмотреть кто из мальчиков пойдет на разведку. Тишина, но его тень мелькнула на мгновение в свете луны. Я ни секунды не задумывалась перед выстрелом, это мог быть кто угодно кроме Пита, его шаги я узнаю где угодно и когда угодно. Еще один безупречный выстрел, и Финник Одейр – великолепная звезда Капитолия закатилась навсегда. Снова пушка. Я слышу испуганный крик Пита, он зовет меня, спасает меня отвлекая внимание на себя. Глупый, разве я могу ему это позволить.
- ПИИИТ я здесь, - кричу так громко, как только могу, пусть все слышат, что я жива, на Арене и там в Капитолии. В стороне Пита слышатся звуки борьбы, бегу на помощь напарнику, я и так слишком тут задержалась. Не долгая пробежка сквозь заросли заставляет запыхаться, дома совсем другой лес, к этому никак не могу привыкнуть. Подбегаю к дереву и вижу их. Тяжело дышащего Пита, зажимающего рану в бедре. Его нога опять пострадала, рычу от гнева, хватит с него страданий, обещаю сама себе, что пока я еще жива никто не посмеет коснуться его. Рядом хрипит Бити, подхожу поближе, проверить серьезная ли рана. Скоро все кончиться, жить ему остается пара минут, а значит нам надо уходить отсюда. Бити пытается что-то сказать, в его глазах я читаю разочарование и укор, но мне уже все равно, вынимаю нож из его руки, он липкий от крови Пита, и победитель из Дистрикта 3 замолкает навсегда. Третий дистрикт, третий выстрел из пушки, осталось еще четыре победителя.
Помогаю Питу встать, он тяжело дышит, у него еще и плечо ранено, нам надо уходить отсюда как можно скорее, до того как ударит молния.
- Сможешь идти? – спрашиваю я, он кивает головой в знак согласия, - Ты как вообще?
- Нормально, бывало и хуже. Выстрелы, твоих рук дело?
- А ты как думаешь, раз я здесь.
- Я так и понял, после первого, когда Финник скрылся, я почувствовал, что союз расторгнут, Бити тоже, не ожидал, что он будет настолько быстрым и ловким.
- А теперь он стал мертвым, нам некогда, надо проверить может быть его план был не так плох и противников у нас станет меньше?

Солнце медленно поднимается, окрашивая все оранжевым цветом, его любимым цветом. Мы сидим на песке, на берегу и я не больше не боюсь, никаких опасностей этих чертовых часов. План с проволокой сработал, Бити был гением, мне почти жаль его, но такова жизнь. Планолет унес последнее тело и наступила тишина. Тишина и покой. Мы остались вдвоем, снова. Я прямо кожей ощущаю сколько людей сейчас прикованы к экранам своих телевизоров наблюдая за нами, каждому интересно увидеть чем закончиться история Несчастных влюбленных из Дистрикта 12. Скоро, совсем скоро они все увидят…
Голова Пита коснулась моего плеча, он задремал от усталости и потери крови. Убираю волосы у него со лба, и Пит тут же просыпается. Он такой бледный, и так измучен. Блики воды делают его глаза еще более яркими, а солнце превращает ресницы в золото. Не смотря ни на, что он так красив сейчас, красив сейчас и всегда. Странно раньше я этого не понимала или не замечала, хотя наверное замечала, но не отдавала себе отчет, о том что считаю Пита Мелларка самым красивым юношей на земле. Улыбаюсь и краснею от этой мысли в такое время и в таком месте. Я изменилась за эту ночь, даже не за ночь, вчера вечером с пляжа ушла совсем другая Китнисс Эвердин, взрослая разобравшаяся в себе и своих чувствах, прекрасно знающая, что и когда делать. И все благодаря моему мальчику, нет моему мужчине - Питу Мелларку.
- Пит, - шепчу я, он внимательно смотрит на меня, - Вчера, когда мы рассматривали твой медальон, я поняла кое-что очень важное.
- И что же ты поняла? - его голос звучит на удивление тихо и глухо. Он тоже изменился. Мы оба выросли, надвигающаяся неизбежность заставляет взрослеть.
- Поняла, что люблю тебя, так люблю, как не любила никого в жизни, ни папу, ни Прим.
- И даже …. – Пит не произносит имени, но мы оба знаем кого он имеет в виду.
- И даже ребенка, - за нами наблюдают, и зрители могут начинать беспокоиться ожидая финала, а значит времени у меня все меньше и меньше, - Ты сказал, что никому не нужен, но ты не прав.
- Китнисс, я тоже тебя люблю, и от своих слов отказываться не намерен.
- Я знаю, - целую Пита, закрываю глаза, что бы скрыть готовые брызнуть слезы. Он прижимает меня к себе, целует так же страстно как вчера, сердце бешено колотиться, рукой нащупываю маленький кинжал, который сняла ночью с тела Джоанны. Прикосновение к стальному лезвию действует отрезвляюще, момент настал, потом возможно у меня не будет шанса. Рука Пита проводит по моей спине, мои щеки пылают, сжимаю рукоять кинжала, поднимаю руку, ощущаю, затаенное дыхание капитолийских зрителей. Я наношу удар. Один единственный быстрый удар, острое лезвие легко вонзается в податливую плоть горла. Боль пронзает все тело, начинаю биться в конвульсиях, Пит едва не роняет меня, не сразу понимая, что произошло. Он пытается вытащить кинжал, но я из последних сил пытаюсь увеличить разрез.
Я лежу на песке, надо мной склонился Пит, он плачет от бессилия и знания что ничем не может мне помочь.
- Прости, - пытаюсь сказать, но губы не слушаются на них противно пузыриться кровь. Пит наклоняется к самому моему лицу, что бы услышать, что я пытаюсь ему сказать, - Прости, я опять лгала тебе, обещай…

Гремит выстрел, разбивая мир на тысячу, нет миллиард осколков. Ее сердце только что перестало биться, жизнь кончилась. Ее и моя. Пытаюсь вытереть кровь с ее лица, но делаю еще хуже. Я не могу всё так оставить. Беру ее на руки и несу Китнисс в воду, волны смывают кровь с ее лица, она сейчас беззаботна и прекрасна, как всегда. Я не смог ее уберечь, спасти от нее самой. Она просила прощения, а ведь это я виноват перед ней, что не понял того что она задумала.
Я слышу голос Клавдия, оповещающего Панем о окончании 75 Голодных Игр. Игры кончились, все кончилось. Аккуратно вытаскиваю нож из раны, рана наполняется водой, а мне на мгновение кажется, что Огненная девушка снова начала дышать. Обнимаю ее в последний раз, теперь правда на моей стороне я больше никому не нужен. В воздухе слышится гудение планолета, я должен спешить. Они должны, должны наконец понять – они нам не хозяева. Боли нет, есть только красный восход, ласковый прибой и Китнисс, моя Китнисс.

Сегодня день большого финала, день моего триумфа, день моей коронации. Сегодня все закончиться. Осталось совсем немного, но я так устал. Устал от этой бесконечной череды врачей, пытающихся сохранить мне жизнь. Я ни с кем не общаюсь, двигаюсь, ем, подолгу обвожу пальцем брошку Китнисс, хоть и знаю, что не смогу вернуть ее, так я доживаю те недолгие дни, что мне осталось.
Я устало смотрю повтор 75 юбилейных Голодных Игр. Все зрители с сочувствием смотрят на меня. Я сжимаю в ладони брошь Китнисс, последнее что у меня от нее осталось. Операторы отлично выполнили свою работу, напоминая все самые драматические моменты. Последний выстрел пушки и я последний выживший победитель. Зал рукоплещет мне стоя, а у меня нет больше сил для того что бы жить. Осталось совсем немного, скоро все закончиться, мне осталось в жизни сделать только одно. Аплодисменты достигают апогея, когда на сцену выходит президент Сноу. Пришло время коронации, в этом году корона только одна. Она черная, траурная, в знак соответствующая моему горю. Еще пара мгновений и все будет кончено. Я стою перед Сноу, ожидая, когда корона коснется моей головы, момента лучше не придумаешь. Холодный обруч приятно холодит виски, президент улыбается мне и участливо кивает. Больше медлить нельзя. Мои руки сжимаются на горле Сноу, раздается противный хлюпающий звук, застежка броши вонзается в горло президента, но этого не достаточно, резким движением я ломаю президенту Сноу шею. Ради тебя Китнисс, это все ради тебя. Обмякшее тело падает к моим ногам. Я забираю сойку с окровавленной шеи Сноу В воздухе повисла звенящая тишина, разворачиваюсь, что бы уйти со сцены, я даже не оборачиваюсь, когда слышу выстрел. Я сделал все что мог и теперь могу уйти спокойно, уйти к ней.



URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Там где цветут яблони и зреет малина.

главная