11:56 

The Last of Us

Эмма Свон
Принцесса Амбера, жена Корвина
Просыпаюсь от рыданий Финника. Я уже привыкла к этому за те несколько дней, которые мы проводим в лазарете. Каждый день к нам заходит Прим, сестренка заботливо расчесывает мне волосы, улыбается, обнадеживая, но у нее ничего не получается. Я раздавлена, уничтожена, президент Сноу добился своего, ему удалось сломать Сойку. Несколько раз заходил Плутарх, узнать, когда они смогут возобновить работу с нами обоими. Врачи категоричны, ни я, ни Финник не способны пока предстать перед камерами. Ловлю себя, на мысли, что готова подойти и задушить Финника, что бы хоть кто-то не страдал. Пытаюсь подняться, но у меня ничего не получается. В руку вонзается игла, и я снова погружаюсь в наркотический сон.
- Китнисс, проснись, - голос Финника вытаскивает меня из забытья. Одеэйр сидит на краю кровати, и теребит меня за плечо. Отмахиваюсь от него, и вижу знаменитую улыбку, только она и осталась от прежнего Финника.
- Проснулась, доволен? – Финник, устраивается рядом со мной, проводит пальцем по щеке, я вздрагиваю от его прикосновения. Довольный моей реакцией, Финник приближается еще ближе и шепчет мне на ухо.
- Капитолия больше нет, они его взорвали, - непонимающе смотрю на Финника. Мой мозг не может принять его слова.
- Зачем? – не говорю, выдыхаю единственное слово.
- Они испугались, что Капитолий использует против них ядерные ракеты, и сыграли на опережение. Китнисс, когда мы прятались в бункере, ЕЁ уже не было, их обоих уже не было! Китнисс, Пита больше нет! И Энни…
Мое тело начинает биться в конвульсиях, понимая весь ужас случившегося раньше мозга. Пита больше нет, Пита больше нет, его больше нет. Его убили, убили жители Тринадцатого! Пит спас нас, а они убили его! Кричу так громко, как только могу, отталкиваю Финника, и теряю сознание.
Прихожу в себя, с трудом осматриваюсь по сторонам, меня переместили в другую палату, одиночную. Не знаю, не приснился ли мне разговор с Финником, это просто не может быть правдой. Дверь плавно открывается и входит Хеймитч. Он сильно изменился, пожелтевшая восковая кожа, воспаленные красные глаза, впалые щеки. Ментор садиться рядом, я смотрю на него, но Хеймитч молчит.
- Что случилось? – спрашиваю я, - Почему я здесь?
- Тебе стало хуже, и врачи приняли решение перевести тебя в отдельную палату, посещения разрешены только мне и твоим родным, - меня начинает напрягать такая забота обо мне, и изоляция от Финника, может наш разговор мне не приснился.
- Как Финник? Пришел в себя? – Хеймитч хмурится от моего вопроса, что говорит больше слов.
- Да, постепенно приходит в себя. Китнисс, все ждут от тебя возвращения.
- Что-то еще случилось?
- После атаки Капитолия, связь с ним прервалась, Бити до сих пор не может ее наладить, но дистриктам необходимы ваши ролики. Людям нужна Сойка. Справишься?
-Да, - уверенно говорю я, Хеймитч улыбается мне и уходит. В голове стучит только мысли о Пите, я не верю, что его больше нет, я никогда не поверю, что Пит умер, пока не увижу тела. Если разговор с Финником мне не приснился, то зачем им Сойка? Против кого я еще должна бороться? Голова начинает болеть. Я закрываю глаза, и пытаюсь заснуть, в надежде, что пробуждение принесет ответы на все вопросы. Я не должна показывать свою боль, что бы меня выпустили отсюда. Передо мной возникает образ Пита, он улыбается мне, зовет куда-то, я улыбаюсь только ему и засыпаю.
Я быстро прихожу в себя после нервного срыва. Мне разрешают вернуться к родным, но на моем запястье опять вместо расписания, больничный браслет. Каждую ночь я просыпаюсь от крика, я зову Пита, но на мой зов никто не приходит. Я снова брожу по Тринадцатому дистрикту, прислушиваюсь к разговорам, но ничего подтверждающего слова Финника не слышу. Я почти уверена, что разговор мне приснился, но то что Бити до сих пор не наладил связи с Капитолием начинает настораживать. Самого Бити я тоже не вижу, он постоянно находиться в своей лаборатории, даже ест в ней. Финнику все так же прописан постельный режим и полная изоляция. Хеймитч тоже пропадает невесть где, скорее всего борется со своей бедой.
Я сплю в хозяйственном отсеке, когда меня находит Гейл. Президент Койн требует моего присутствия на военном собрании. Я сразу соглашаюсь пойти, чем вызываю удивление Гейла. Я должна наконец разобраться в том что происходит. Если с Питом что-то произошло, они должны мне об этом сказать, иначе не видать им Пересмешницы.
В штабе совсем мало людей. Президент Койн, Плутарх, Бити и Богс, Гейлу разрешают остаться со мной. На повестке дня возвращение агитации. Я внимательно слушаю сводки с фронтов, но никакой информации о Капитолии.
- Китнисс, от лица всего дистрикта Тринадцать, я выражаю благодарность Питу Мелларку за информацию, которая спасла сотни жизней. Мы не забудем этого, - Альма Койн говорит со мной мягко, и даже ласково. Такое обращение этой женщины меня пугает. Я хочу сказать ей, как они все ошибались, спасая меня, а не Пита, что от него даже в руках Капитолия больше пользы, чем от меня, я несу одно разрушение, а Пит спасает жизни.
- Удалось выяснить, что с Питом? Есть хоть какая-то информация?
- Увы, Китнисс, связь потеряна, повреждения от ударов оказались намного серьезнее, чем нам казалось на первый взгляд. Мы с трудом поддерживаем связь с несколькими дистриктами, - Бити сбивается, объясняя мне ситуацию. Я почти верю ему, но Бити уже столько раз меня обманывал, что я не могу доверять ему и сейчас.
- Главная задача для нас сейчас – Дистрикт два. Он военный оплот Капитолия, когда Второй присоединится к нам, мы сможем атаковать Капитолий. Совсем скоро мы освободим Пита и других Победителей. И, да, Китнисс, наша договоренность в силе. Всем Победителям простят все их преступления.
- Пит спас нас всех, и вы ему за это благодарны, я тоже помню ваши слова, - я дерзко смотрю на Койн, пытаясь увидеть за сдержанностью этой женщины чувства или эмоции, но ничего не вижу. Иногда мне кажется, что она страшнее Сноу.
- Чем раньше мы возобновим съемки, тем ближе мы будем к Капитолию, - Плутарх настаивает на скорейшем возобновлении съемок, он умеет подбирать слова, и я соглашаюсь. С завтрашнего дня мне будет выдано новое расписание и новые съемки.
Совещание закончено и нам с Гейлом разрешают поохотится. Я отчаянно стремлюсь в лес, но меня пугает одна мысль о подъеме на поверхность, я боюсь увидеть там розы, как привет от президента Сноу.
- Не волнуйся, их все сожгли, сразу после того, как унесли тебя и Финника, - слова Гейла меня обнадежили. Выхожу на поверхность и понимаю, что Гейл прав, роз нет, я с удовольствием дышу чистым свежим воздухом и обдумываю, как бы спросить у Гейла про то что сейчас происходит, но он опережает меня, - Вы с Финником в последнее время стали так близки.
- Мы всегда хорошо общались. Не знаешь, когда его выпишут? Или у него серьезные проблемы?
- Думаю скоро, я слышал, что Финник почти в норме.
- Рада буду повидаться с ним, - говорю я и мы идем на охоту.

Финник появляется в столовой в этот же вечер, нет не Финник, его бледная тень. Прим отодвигается, освобождая ему место. Он садится рядом и я пожимаю его руку под столом. Мы делаем вид, что все снова хорошо и принимаемся за еду.
- Ты как? – спрашиваю я, когда с капустой покончено.
- В норме, так говорят врачи. Меня даже переселили в жилое помещение, мы с тобой теперь соседи. Хочешь, покажу несколько новых узлов? – спрашивает Финник, вставая из-за стола. Он подмигивает мне, и я понимаю, что это знак.
- Конечно, хочу, ты прав, это успокаивает, - я встаю и следую за Финником. Ловлю на себе недовольный взгляд Гейла, и понимаю, что он просто ревнует меня, теперь ревнует к Финнику, - Давай только я покажу тебе пару своих укромных мест.
Мы с Финником прячемся в подсобке, и я даже для вида беру у него из рук веревку, но меня волнует совсем другое. Наши взгляды встречаются, я жду объяснений.
- То что ты сказал тогда это правда? Здесь никто ничего не знает.
- Правда, - глаза Финника потухают, в голосе снова слышатся надрывные нотки, - Я случайно услышал разговор Койн, а потом Бити все подтвердил, мне бы он не стал врать.
Голос Финника выравнивается, становится глухим и тихим. Я верю каждому его слову. Мне опять врут. Пит погиб, но я не должна об этом знать, никто не должен об этом знать. Пит погиб, и Энни тоже, а вместе с ними, погибли все жители Капитолия.
- Почему? – я едва могу говорить, - Почему Бити тебе сказал?
- Потому, что атакован был не только Капитолий. Еще один удар ракет Тринадцатого, был направлен на Второй дистрикт, его тоже больше нет, но вот незадача, от взрыва пострадал и Третий. Нет, там не все погибли, но последствия не поправимы.
Сколько жертв! Сколько смертей! Как могут все эти люди в Тринадцатом спокойно жить, зная о содеянном? Мы все осуждали Капитолий за Голодные Игры, но Тринадцатый сделал нечто более ужасное. Тринадцатый Дистрикт убил Пита.
Зажимаю уши руками, и начинаю раскачиваться из стороны в сторону, в голове как маятник стучит только одно: Пита больше нет. Пит погиб, умер, я уже ничего не могу исправить, я не могу спасти его, я никогда не могла никого спасти. Тик-так, тик-так, начинаю биться головой о металлическую трубу, каждый удар отзывается болью, тик-так. Пит погиб, тик-так, его убили, я теперь осталась одна. Продолжаю биться головой, до тех пор, пока перед глазами не начинают появляться черные пятна. По щеке скатывается теплая капля, вытираю ее и замечаю кровь на пальцах. Финник завороженно смотрит на пятна крови у меня на пальцах, потом на губах Финника появляется улыбка, от которой кровь начинает стынуть в жилах. Одна. Без Пита, без будущего, потому что Пит погиб.
- Это она их убила, - произносит мой голос. Я не понимаю, как произношу слова, - Это она убийца!
- Койн – Финник выдыхает это имя, и перед глазами возникает силуэт женщины с идеальной прической. Женщины, которая говорила, что благодарна Питу, а на самом деле он был уже мертв.
- Она должна умереть, они все должны умереть, мы должны умереть. Мы должны…
- Отомстить, - заканчивает за меня Финник, - Отомстить им всем. Мы сделаем это, и Бити поможет нам. Он обещал.
- Мы отомстим, отомстим, тик.
- Так, - подхватывает Финник. Понимаю, что у меня на губах играет такая же улыбка как и у Одейра. Мы еще долго обсуждаем план действий. Если Бити на нашей стороне, то от нашего гнева не спасется ни один житель Тринадцатого. Они все должны быть наказаны, мы все должны быть наказаны.
- Ну что, всех нас приговорили к смерти? – голос Хеймитча гремит как гром среди ясного неба. Мы с Финником даже не заметили, как к нам подошел мой старый ментор. От Хеймитча снова несет спиртным, не представляю даже, где он смог его достать здесь в Тринадцатом. Ментор кряхтя садится рядом с нами, - Ну что заговорщики все обговорили?
- Даже не пытайся нас остановить, - Финник напрягается, его голос звучит уверенно и твердо. Сквозь горе и отчаяние проявляется прежний Финник Одейр, - Мы все решили, и никто нас не сможет остановить. Так Китнисс?
- Так. Виновные в смерти Пита должны ответить за все.
- И Прим тоже, должна ответить? – слова Хеймитча застают меня врасплох.
- Прим тут не причем.
- А ведь вы и ее к смерти приговорили, - ментор знает как ударить в самое больное место, Хеймитч тяжело вздыхает и ласково гладит меня по голове, - Хватит себя терзать, вы оба ни в чем не виноваты, пойдемте, вас искать скоро будут. Мы что-нибудь придумаем.

Аккуратно убираю в сумку старинную книгу с описанием трав, не могу допустить, что бы она пропала. Сажусь на кровать рядом с Прим и перебираю в голове, все ли я упаковала? Книга о растениях, выводная трубка, на всякий случай, об оружие Хеймитч обещал позаботиться сам. Я глажу спящую сестренку по голове, во сне Прим кажется совсем маленькой. Она улыбается и теснее приживается ко мне. Целую ее в щеку и начинаю собирать вещи. Я должна спешить. Лютик занимает почетное место возле Прим, и злобно шипит на меня. Хватаю кота за шкирку, и засовываю в сумку. Кот начинает дергаться, и громко орать, мне приходится ударить сумку, что бы утихомирить животное.
- Срываешь злость на звере, солнышко, как не стыдно, - Хеймитч укоризненно качает головой. Он стал выглядеть еще хуже, чем при нашей последней встрече. Бросаю ему сумку с Лютиком, и вещами сестры, и с удовольствием замечаю, как ловко ментор ее ловит. Хеймитч показывает на Прим и спрашивает, - Что с ней?
- Морфлинг, чтобы не сопротивлялась. Доза большая, проспит долго, я хочу, что бы у тебя было как можно больше времени. Она совсем не тяжелая, сможешь нести. Проснется, отдашь ей кота, она обрадуется. Если что сможете его съесть.
Хеймитч берет Прим на руки, проходит по комнате и довольно кивает головой, справится мол. Я довольна, ментор сможет защитить Прим.
- Мать не согласилась?
- Она сказала, что устала бежать, - я совершенно спокойно говорю о решении мамы умереть, - Береги ее. Она все что у меня осталось, ее ты обязан спасти.
- Сделаю все, что в моих силах. Бити подробно объяснил как запустить программу управления планолетом, и доступ к нему Бити мне обеспечит. Может передумаешь, ты будешь нужна ей.
- Не передумаю, Прим придется научиться жить без меня. Вам пора.
Хеймитч прикрепляет сумку с Лютиком к своему рюкзаку, что бы не потерялась, потом подходит ко мне и обнимает, прощаясь. Целует меня в лоб, берет Прим на руки и направляется к двери.
- Подожди, - я вспоминаю, что забыла отдать сестре последний подарок. Отцепляю с груди брошку с Сойкой Пересмешницей и прикалываю ее к комбинезону Прим, - Пусть теперь ее защищает. Постарайся выжить.
Хеймитч усмехается, тому, что я позаимствовала его напутствие. Ментор желает мне удачи и уходит. Я стараюсь не смотреть ему в след, что бы не передумать в последний момент.
Я отпустила Прим, и теперь мне осталось забрать всего несколько последних вещей. Беру в руки медальон Пита, провожу пальцем по изображению птицы, подношу его к губам и целую, словно целую Пита. Одеваю медальон на шею, и прячу жемчужину в карман для морника. Все, я забрала все что мне было дорого.
Встречаю Финника, выходящим из своей комнаты. На нем тоже костюм для съемок. Мы оба решили, что в таком виде меньше привлечем внимание, все привыкли, что у нас вечные съемки. Быстро проходим мимо столовой, я замечаю Гейла с семьёй, он настороженно смотрит по сторонам, и не находит ни меня, ни Прим. Нам надо торопиться, скоро Гейл пойдет нас искать, и может поднять тревогу. Никем не остановленные, спускаемся в лабораторию Бити. Он уже ждет нас.
- Хеймитч справился с планолетом. Я только что отследил, его взлет, не беспокойся, они благополучно долетят до Двенадцатого, - говорит Бити, как только мы переступаем порог лаборатории.
- Спасибо, теперь я спокойна, - я действительно спокойна. Теперь все хорошо Прим в безопасности, Хеймитч о ней позаботится, это единственное, что он еще может для меня сделать, последний долг, который он обязан исполнить.
- Вот то, что вам понадобится, это отпечатки пальцев Койн, открывают любые двери, - Бити протягивает Финнику небольшой сверток. Теперь у нас есть все что бы воплотить наш план в жизнь. Мы собираемся уходить, и Бити на прощание напоминает, - У вас пол часа, успеете?
Финник утвердительно качает головой и прячет отпечатки пальцев Койн в карман. Я пристегиваю колчан с разрывными стрелами к костюму, беру с полки свой лук. Финник примеряется к трезубцу. Теперь мы точно готовы. На пороге лаборатории я оборачиваюсь.
- Добро пожаловать на, - говорю я на прощание.
- На Семьдесят Шестые Голодные Игры, - продолжает Финник.
- И пусть удача всегда будет с вами, - договаривает Бити. Другие слова не нужны, мы все и так понимаем. Мы с Финником покидаем лабораторию, теперь у каждого из нас свой путь.
Лифт плавно открывает дверь, и я не задумываясь стреляю, пораженный стрелой охранник падает на пол. Его напарник падает рядом, сраженный трезубцем Финника. Трезубец возвращается к хозяину, принося с собой шлейф кровавых пятен. Не теряя времени, мы выходим из лифта. В воздухе витает запах свежей крови. Жадно вдыхаю кровавый аромат. Чувствую, как на губах появляется счастливая улыбка. Начинаю понимать, что значит пьянеть от крови. Финник ногой отталкивает тело охранника, подходит к двери, и достает из кармана сверток полученный от Бити. Я завороженно наблюдаю, за тем как Одейр прикладывает к сканеру отрубленную руку.
- А я думала, что Бити достал только ее отпечатки.
- Как видишь в нашем распоряжении вся рука, - бархатный голос Финника вызывает у меня приступ страха.
- Надеюсь, она жива?
- Откуда такая забота о жизни Альмы Койн, совсем на тебя не похоже, детка.
- Нет, я просто хочу, что бы она была жива, в тот момент, когда мы завершим, то что задумали.
- Ну об этом не волнуйся, твой ментор, принес нам это как последний подарок, - Финник махает передо мной отрубленной рукой, и я успеваю рассмотреть на ней капли запекшейся крови, - Но он сказал, что Койн жива, только немного стеснена в движениях, будь уверена, она почувствует нашу месть.
- Наше возмездие, - автоматически поправляю Одейра. Это Хеймитч добыл руку Койн. Ну что же, значит он не зря столько лет спал с ножом в руке, и сможет теперь позаботиться о единственном дорогом для меня человеке.
Датчик распознает руку Койн и открывает дверь. Мы с Финникос заходим в небольшую комнату, большую часть которой занимают непонятные приборы. Пока Одейр изучает мигающие кнопки и рычаги, я пытаюсь сделать все что бы дверь в эту комнату больше никто не открыл. Нахожу рычаг о котором говорил Бити и тяну его вниз.
- Народ Панема, - мой голос усиленный многократно пробивается даже сквозь бетонные стены подземного помещения. Пол часа отведенных нам Бити прошли. Мою последнюю запись увидит и услышит вся страна. Мы записали ее тайно ото всех, и теперь пришло время, что бы ее увидели и услышали все, - Капитолия больше не существует. Он стерт с лица земли, так же как и Дистрикт Два.
Резкий звук сирены, больно бьет по барабанным перепонкам, мой голос хотят заглушить, но как и обещал Бити, эту запись услышат все и никто не сможет ее выключить. Освещение начинает мигать красным светом. Бити предупреждал, о таких последствиях. Температура в комнате резко начинает расти.
- Жители Дистрикта Три были отравлены ядовитым газом после уничтожения Второго Дистрикта. Я Сойка Пересмешница, призываю всех одуматься. Подумайте, что останется после нас, - я сажусь на пол, вытягиваю ноги, мне остается только ждать, - Мы не должны больше допустить, что бы подобное повторилось, - слова Пита специально включили в мое обращение, никто кроме него не мог говорить так хорошо и убедительно. Чувствую, как по моим щекам текут слезы. Достаю из потайного кармана жемчужину, подношу к губам и целую ее.
- Мы должны остановится, что бы у человечества остался шанс выжить. Я приговариваю Дистрикт Тринадцать за преступления перед человечеством к смерти, все его жители будут стерты с лица земли и я в том числе. Я Сойка Пересмешница, нет, Китнисс Эвердин объявляю эту войну законченной.
Сирена продолжает кричать, сквозь ее вой я слышу, что дверь пытаются открыть. Последний поршень успешно выдвинулся. Финник со всей силой вонзает трезубец в панель отвечающую за охлаждение. Теперь ничто не сможет помешать ядерному чудовищу вырваться наружу. Финник садится рядом и мы вместе смотрим как секунды отсчитывают оставшееся для всех нас время. Он достает фотографию Энни, проводит пальцем по ее лицу, на карточке остается кровавый след. Для того что бы добраться сюда мы убили столько людей, и сколько еще убьем, когда кончится время. Мне становиться нечем дышать, я хочу убраться подальше отсюда, от этой страшной комнаты с ее быстро бегущими секундами и ядерным содержимым, вырваться на свободу в лес, я хочу оказаться рядом с Прим, и проследить, что бы Хеймитч благополучно посадил планолет.
- Жалеешь что последние минуты проводишь со мной? – голос Финника приводит меня в чувства, - В Капитолии многие дорого бы заплатили за такую возможность. А для тебя она бесплатная.
- В Капитолии все уже дорого заплатили, - не понимаю как он может сейчас шутить. Я смотрю на свои руки, они как и у Финника красные от крови. Мы сегодня оправдали звание Победителей, никто из встреченный нами на пути не ушел живым. Что со мной происходит? Что со всеми нами происходит? Откуда во мне такая жажда убийства? Финник как тогда на параде трибутов предлагает мне открыть свою самую страшную тайну, как плату за возможность побыть с ним. Безумный мир, скоро будет уничтожен, безумный Финник не узнает моей тайны, безумная я…. Я безумная. Я показываю Финнику жемчужину и он престает улыбаться.
- У тебя сохранился его подарок, - его голос звучит серьезно, в нем слышатся слезы, но я понимаю, что это настоящий Финник, он снова смотрит на фото Энни - А у меня только это.
- Я бы так хотела увидеть его сейчас. Я скучаю без него, - я больше не сдерживаю слез, пора раскрыть Финнику Одейру свою тайну, я сама узнала ее только что, - Финник я люблю Пита. Я любила его с двенадцати лет, он спас мою семью от голода и я его полюбила. Как жаль, что надо потерять человека навсегда, что бы понять насколько сильно его любишь.
- Думаю мы их скоро увидим, - Финник показывает на цифры на табло, воздух раскален так сильно, что нечем дышать, я уже не знаю что за влага стекает по моему лицу, пот или слезы. Гул усиливается, невероятной силы мощь готова вырваться на свободу и мне становится радостно на душе, что это мы ее освободили. Закрываю глаза и вижу идущих к нам на встречу Пита и Энни, в подтверждение моему видению Финник говорит, - Они ждут нас там. Ты готова?
- Готова. Посчитаем? Три.
- Два.
- Один.
Жар, чудовищной силы волна пламени вырывается наружу уничтожая все на своем пути. Я слышу как рыдают от счастья Финник и Энни, оборачиваюсь и вижу Пита. Я протягиваю Питу руки и вижу, что на них нет следов крови. Пит обнимает меня и я понимаю, теперь все будет хорошо. Я знаю, это не сон.


URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Там где цветут яблони и зреет малина.

главная