00:04 

5. Когда плачут цикады

Эмма Свон
Принцесса Амбера, жена Корвина
Не могу пошевелиться, раздавленная, словами президента. Голова идет кругом от осознания правды, истинных желаний всемогущего президента. Все оказывается просто, мы не люди, мы собственность Капитолия и лично президента Сноу. Подхожу к столу, хватаю первый попавшийся бокал и делаю глоток. Это самое противное вино, которое я пробовала в жизни, пузырьки газа лопаются на языке и попадают в нос. Я выпила всего глоток, но голова от него начинает неприятно кружиться. Ставлю недопитый бокал обратно на стол, и собираюсь идти искать Пита, ему предстоит многое узнать. Ноги, не привыкшие к каблукам, плохо меня слушаются. Почему-то мне становиться ужасно смешно, начинаю безудержно, беззаботно смеяться.
- Хватит, прекрати, - меня резко одергивает Хеймитч, приводя в чувства, с трудом узнаю ментора, хочу, но не могу перестать смеяться. Он ведет меня к выходу на улицу, - Пойдем, тебе пора подышать воздухом.
- Стой, - выкрикиваю я и беру себя в руки, люди заинтересованно смотрят на нас, оглядываюсь по сторонам в поисках Пита, - Хеймитч, нам надо поговорить с Питом. Я обещала, что мы больше не будем секретничать без него. Пиииит ты где?
- Больше не вздумай пить, солнышко, это плохая привычка, можешь мне поверить.
Пит появляется рядом, как по волшебству. Ментор и муж выводят меня на улицу. Мы оказываемся в чудесном саду. Вечерний воздух свеж, мои мысли начинают приходить в порядок. Я даже могу оценить красоту сада. Уединяемся в ажурной беседке. С радостью опускаюсь на каменную скамейку, позволяю себе снять туфли, я почти не чувствую ног от усталости. Хеймитч облокачивается на перила, Пит садиться рядом, обнимая меня за талию, он всегда безупречно играет свою роль.
- Что случилось? Что на тебя нашло? - устало спрашивает ментор, - Что тебе сказал Сноу?
- Ничего особенного, - смеюсь я, меня так возмущает вся ситуация, что не могу говорить обо всем серьезно, - Просто по секрету поделился планами Капитолия на эту ночь.
- И? – сдавленно говорит Пит. Я не могу больше молчать и пересказываю свой разговор со Сноу. Хеймитч мрачнеет с каждым моим словом, Пит гневно сжимает и разжимает кулаки, его голубые глаза становятся почти черными. Никогда не видела его в таком состоянии.
- Ну что же вам придется дать им, то чего они хотят, другого выхода нет, - Хеймитч высказывает нашу единую мысль, - Этого и стоило ожидать. Ничего страшного, могло быть и хуже, вам не привыкать. Или есть проблемы?
От этих слов мы с Питом не сговариваясь отодвигаемся, даже сквозь полумрак я вижу как покраснел напарник, и чувствую как краска заливает мое лицо. Хеймитч закатывает глаза, наблюдая за нами. Он достает из кармана бутылку и надолго прикладывается к ней. Ни я, ни Пит не решаемся нарушить тишину.
- Что для обоих первый раз? – не думала, что смогу покраснеть еще сильнее, теперь ментор начинает смеяться. Мне начинает душить злоба, хочу ударить Хеймитча по лицу, лишь бы он заткнулся. Я даже замахиваюсь, но Пит сдерживает меня. Хеймитч еще раз прикладывается к бутылке, он что то бубнит себе под нос о том, что только безумец позволит детям жениться, и потом стремиться подглядывать за ними в спальне, - Свалились вы на мою голову, солнышко, мы пойдем, пройдемся с твоим мужем, я дам несколько дельных советов по вашей проблеме.
Хеймитч уводит Пита в темноту сада, а я прячу лицо в бесчисленных юбках платья, небольшая передышка, хочется плакать, но глаза сухи, сегодня мне предстоит долгая ночь. Ментору легко говорить, для него это всего лишь небольшая проблема. Соглашаясь на свадьбу, я отдавала себе отчет в том, что нас заставят жить полноценной семейной жизнью, но я никак не думала, что за нами будут наблюдать. Да, нас не считают за людей, нас лишают личной жизни, мы Победители, и мы принадлежим всем, кроме нас самих. Мне хочется кричать от ужаса, навалившегося на меня. Мы с Питом теперь женаты, и зрители, наконец смогут насладиться тем, чего им не хватило во время Игр. В который раз задумываюсь над тем, что лучше бы я проглотила морник, и ничего этого не было бы. Умереть тогда было бы честнее, чем жить и притворяться сейчас, и всю жизнь. Хеймитч прав нас никогда не оставят в покое, сейчас Сноу хочет видеть наш секс, что дальше? Он может потребовать от нас детей, а этого я точно не могу ему позволить.
Узнаю шаги Пита издалека, он еще не до конца освоился и искусственная нога немного волочиться по гравию. Я даже не поднимаю голову, не смотрю в его сторону. Еще успею сегодня и всю оставшуюся жизнь. Пит устало садиться рядом, но не пытается дотронуться до меня. Мы долго сидим в тишине, шум веселья далеким эхом доноситься до нас, где-то в кустах щебечут цикады.
- Ты в порядке? – наконец спрашивает Пит. Я только киваю и беру Пита за руку.
- Поговорил с Хеймитчем?
- Поговорил, - обреченно вздыхает Пит, сжимая мою ладонь, - Он поделился бесценным жизненным опытом.
- Рада за тебя, узнал много полезного?
- Скорее интересного, - мы снова замолкаем, я понимаю, что мы не сможем сидеть здесь вечно, и нас скоро будут искать, но пока есть возможность, мы можем позволить себе побыть сами собой, - Помнишь наш последний разговор перед Играми?
- Ты не хотел быть их пешкой, жаль что у нас это не получилось, - тот разговор сложно забыть, слова Пита, произвели на меня впечатление, и я завидовала ему, его желанию остаться самим собой в не зависимости от обстоятельств. Тогда я не могла себе этого позволить, и злилась на Пита, за его свободу выбора. Теперь, когда мы женаты, мы связаны до конца наших дней, этой свободы нет и у Пита. Пит тяжело вздыхает.
- А я все равно рад, что так получилось, я смогу защищать тебя. Мы справимся, Хеймитч подсказал мне кое-что, он в нас верит, - не знаю то ли слова Пита, то ли подсказки Хеймитча, действуют на меня успокаивающе. Может быть не все потеряно, может быть я не правильно поняла слова Сноу? Целую Пита в щеку, не как благодарность, а в знак настоящей симпатии. Пит снимает пиджак и набрасывает его мне на печи, мы оба улыбаемся, вспоминая совсем другой пиджак и другие обстоятельства. Пододвигаюсь поближе к Питу, он снова обнимает меня за талию, кладу голову на плече Пита, и позволяю себе немного расслабиться, несколько мгновений тишины и спокойствия.
Нас оставляют в покое совсем не надолго. Эффи восторженная, и воодушевленная чудесной новостью появляется в нашей беседке. Президент Сноу был так добр и щедр, что в честь нашей свадьбы, преподносит нам еще один подарок – мы проведем свою первую брачную ночь в лучшей спальне президентского дворца.
- Надеюсь, самого Сноу там не будет, - вырывается у Пита, Эффи бросает на него гневный взгляд, она возмущена самой возможностью таких мыслей. Снова целую Пита в щеку, он крепче обнимает меня. Вот все, теперь понятно, где завершиться история несчастных влюбленных. Я тоже надеюсь, что Сноу не захочет присутствовать там лично.
- Неприлично, так надолго оставлять гостей, пойдемте, пойдемте, по вам все соскучились. Все так любят вас! Мои дорогие вас просто невозможно не любить, вы у меня такие молодцы, - говорит Эффи и мы обреченно следуем за ней.
- Все будет хорошо, готова сыграть еще раз? – спрашивает Пит у дверей в банкетный зал.
- Готова, давай покажем им то чего они так хотят, - говорю я и мы возвращаемся в мир роскоши, обмана и порока, в высшее общество Капитолия.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Там где цветут яблони и зреет малина.

главная