02:18 

Верни меня

Эмма Свон
Принцесса Амбера, жена Корвина
Ночь. Слушаю спокойное дыхание сестры и мамы. Лютик потягивается и сильнее прижимается к Прим. Закрываю глаза и мне кажется, что все как раньше, и что мы в нашем старом доме, а не глубоко под землей. Ворочаюсь, но даже не пытаюсь заснуть, потому что знаю, что не получится. На меня давят стены, потолок, все. Встаю с кровати, мерзкий кот провожает меня взглядом, и снова делает вид что спит. Дверь нашего отсека открывается бесшумно и я растворяюсь в темноте коридора.
Вмонтированные в потолок лампы тихо гудят и потрескивают. Я крадусь по коридору, избегая встречи с сонными патрулями охраны. Не хочу что бы меня кто-либо видел, и спрашивал куда я иду. Я и сама не сразу понимаю куда и главное зачем я иду.
Я заглядываю в круглое окошко, что бы убедиться, что мне никто не помешает. Больничный отсек освещен холодным белым светом. К нему я никак не могу привыкнуть. Провожу рукой с браслетом по датчику, красные лучи с противным писком считывают информацию, и дверь открывается. Я не знаю кого мне благодарить, за то что мне дали разрешение беспрепятственно проходить в больничный отсек. Прохожу мимо палаты в которой провела много часов, сейчас там спит Джоанна. Ее дыхание хриплое и сбивчивое, ей начали уменьшать дозу морфлинга, а это всегда тяжело. Я даже на секунду задумываюсь, не раздобыть ли для нее очередную дозу, но понимаю, что мой пропуск мало вероятно откроет мне доступ к медикаментам. Я не хочу привлекать внимание, и поэтому иду дальше.
Вот и конец моего пути. Дверь с замком, который я не могу позволить себе открыть. Я прихожу сюда каждую ночь. Провожу пальцем по холодному металлу дверной ручки и опускаю руку. Несколько дней назад я не могла себе позволить, даже коснуться ее. За этой дверью Пит.
Отхожу от двери и позволяю себе роскошь заглянуть внутрь палаты. Приглушенный свет маленькой лампочки, скрывает палату, вырисовывая только силуэт. Пит такой маленький и одинокий, лежит свернувшись на койке. Я знаю, что его больше не привязывают, но я не позволяю себе радоваться. Пит все так же далеко от меня, как и в день, когда команда спасения вырвала его из рук Капитолия.
Койн хотела запретить мне приходить к Питу, что бы сохранить спокойствие Сойки, но потом она сменила гнев на милость. После этого я стала приходить сюда каждую ночь, просто что бы посмотреть как он спит. Все делают вид, что не знают, куда я хожу, и я не пытаюсь их переубедить.
Пододвигаю к себе стул на высоких ножках и забираюсь на него с ногами, когда меня в таком виде нашел Хеймитч, он долго смеялся и обозвал сонной курицей, я даже не обиделась. Я побуду здесь несколько часов, а потом вернусь к себе. Только здесь рядом с Питом я теперь могу заснуть.
Сквозь прищуренные ресницы я наблюдаю за Питом. Его сон беспокоен как всегда, ему снова снятся кошмары. Во сне он дергается, ворочается и просыпается. Пит потирает глаза руками, и садится на кровати. Растерянно он смотрит по сторонам, пытаясь понять где находится. Палата озаряется светом, явно реагирует на движения. Пит встает, проходит по палате и останавливается напротив меня.
Он не может видеть меня, я скрыта особым покрытием и со стороны Пита вместо меня обычное зеркало. Пит долго рассматривает себя в зеркале. Его лицо так близко, что кажется я могу дотронуться до него, ощутить тепло его кожи. Понимаю, что делаю глупость, но не могу удержаться и провожу рукой по его щеке. Пит дергается, словно чувствует мое прикосновение. Его глаза сейчас прежние, я снова вижу своего мальчика с хлебом. На глаза набегают слезы. Я хлюпаю носом, и Пит вздрагивает, словно слышит меня.
- Китнисс, - шепчет Пит. Я не слышу его голоса, но я знаю, что он зовет меня. Пит возвращается к зеркалу и снова смотрит прямо на меня.
- Пит, - я отзываюсь на его зов. Он снова вздрагивает и я понимаю, что он слышит меня. Пит прислоняется лбом к зеркалу, упирается ладонями в стекло. Я повторяю его движения. Стекло между нами толстое и не пропускает тепло, но я все равно чувствую не только дрожь, но и тепло Пита. По щекам Пита текут слезы, и я позволяю себе не сдерживаться, я не знаю надолго ли, но сейчас он вернулся. Вернулся ко мне, мой мальчик с хлебом.
Я просыпаюсь утром, все так же сидящей на стуле, возле палаты Пита. Он снова спит, свернувшись на кровати. Мне кажется, что произошедшее ночью было только сном. Мое дыхание оставляет следы, и тут я замираю, пораженная увиденным. Со зеркальной стороны в палате Пита проступает надпись: «Китнисс, я знаю ты здесь. Верни меня, Китнисс»

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Там где цветут яблони и зреет малина.

главная