23:24 

Мальчик, который выжил

Эмма Свон
Принцесса Амбера, жена Корвина
Мой новый фик. Давно драбблов не писала, а вот вчера что-то тюкнуло и понеслась. Огромное спасибо хочу сказать Марии Васильевне Смёновой за ее "Тот, кого я всегда жду" или как более известное название "Валькирия". Без вашего романа у меня не появился бы этот фанфик.

У дверей Дома Правосудия рыдает девушка. Ей всего пятнадцать, на год младше меня, и вряд ли исполнится больше, ее выбрали на Голодные Игры. Голодные Игры самое жестокое шоу с которого может вернуться только один. Ее зовут Анна, я помню ее по школе, ее родители держат небольшую лавку в центре дистрикта. Ведущая церемонии Жатвы, так называется выбор несчастных, Эффи Бряк, бойкая женщина из Капитолия, кажется просто не видит слез Анны.
Для Эффи Голодные Игры, праздник, в котором должны гореть желанием участвовать все жители Панема от двенадцати до восемнадцати лет. Голодные Игры создали для того, чтобы наказать дистрикты за мятеж против Капитолия, нашей столицы. В глубине души мне жаль Анну, но я не могу не радоваться тому, что в этом году выбор обошел стороной не только меня, но и мою сестру. Этот год первый для моей маленькой Прим. Ей всего двенадцать и я готова на все, что бы защитить сестру от всего.
Эффи похлопав по плечу несчастную Анну, отправляется к огромному стеклянному шару, в котором на маленьких карточках написаны имена всех молодых людей нашего дистрикта. Другой такой же шар уже решил судьбу несчастной девушки. Тонкие пальцы с безукоризненным маникюром вытаскивают одну единственную карточку с именем обреченного.
Сердце только что радующееся за безопасность сестры, готово замереть. Я вспоминаю, что на сорока восьми карточках в этом шаре написано имя Гейла Хоторна, моего лучшего друга, единственного друга. Одними губами шепчу: «Только не Гейл, только не Гейл». Судьба уже улыбнулась мне сегодня, может быть, повезет и Гейлу. Подойдя к микрофону, Эффи разворачивает карточку, она специально выдерживает паузу, ради накала страстей и наконец произносит:
- Пит Мелларк!
Голос Эффи звучит для меня как раскаты грома. Я понимаю, что удача отвернулась от меня. Безучастно наблюдаю, как толпа расступается, пропуская вперед светловолосого молодого человека. Перед ступеньками он спотыкается, чуть не падает. Эффи протягивает ему руку, помогая подняться. Когда трибуты этого года представлены, Эффи спрашивает, нет ли среди нас добровольцев, готовых занять место одного из этих двоих. Не по летнему холодный ветер играет огромными знаменами с нашим государственным гербом, но вся площадь хранит молчание. У Анны есть старшая сестра, этот год последний для нее, а у Пита два брата, но в день Жатвы узы родства ничего не значат. На секунду задумываюсь, а смогла бы я вызваться добровольцем вместо Прим, и не с уверенностью отвечаю сама себе, «ДА!»
Я чувствую, что мне нечем дышать, от того, что сейчас вижу на сцене Пита Мелларка, но я не понимаю почему? Кто он для меня? Одноклассник, сын пекаря, который однажды помог мне, мальчик, который вернул меня к жизни.
Пит и Анна пожимают друг другу руки, скрепляя этим свой договор с Капитолием. Двери Дома Правосудия открываются, поглощая трибутов этого года. Эффи еще раз поздравляет нас с праздником и напоминает, что если мы хотим лично попрощаться с избранными, то у нас всего час. Всего час, делаю шаг в сторону Дома Правосудия, но меня останавливает мягкая, теплая ладонь сестры. Обнимаю своего самого дорого и любимого человечка.
- Поздравляю, Кискисс, в этом году пронесло, - мне на плечо ложится рука Гейла. Вздрагиваю от его голоса, и самого поздравления. Да, Гейлу повезло, это был его последний год, теперь ему придется только волноваться за братьев и сестру. Он радостно улыбается мне, - Пойдем домой, настало время праздновать.
- Конечно, пойдем, - говорит Прим и тянет меня за собой, но потом останавливается и тяжело вздыхает, - Жаль, что в этом году вытянули Пита. Он хороший человек и не заслуживает этого.
- Никто не заслуживает поездки на Голодные Игры, но все равно просто отлично, что в Капитолий в этом году едет он, а не кто-то из нас. Что с тобой Кискисс?
Вообще-то меня зовут Китнисс, а прозвище придумал Гейл, когда мы познакомились, он не расслышал моего имени, с тех пор и повелось. Слова сочувствия от сестры и полное безразличие Гейла помогают мне принять решение.
- Прим, - беру сестренку за плечи, заглядываю ей в глаза и понимаю, что приняла правильное решение, - Прим, иди домой, скажи маме, чтобы она не волновалась. А мне надо кое-куда зайти.
- Куда ты собираешься? – Гейл не отпускает меня от себя. Просто вытаскиваю руку, я самой себе еще не могу ответить, куда собираюсь, не то что Гейлу. Не оглядываясь, иду к Дому Правосудия. Я потом объясню все Гейлу.
Меня пропускают, не задавая вопросов. Я уже была в Доме Правосудия, получая пособие после смерти папы. Останавливаюсь в растерянности, не зная куда идти. Одна из дверей открывается и выходят пекарь с женой. С удивлением замечаю дорожки слез на щеках жены пекаря, я всегда считала ее страшной мегерой, и никогда не имела с ней дел. Пекарь понимающе кивает головой и пропускает меня к сыну.
Медленно переступаю порог и останавливаюсь. Я не знаю, зачем сюда пришла, о чем буду говорить с ним, в то недолгое время отведенное нам. Пит сидит на кушетке, лицом к окну. Он поворачивается на звук моих шагов и я вижу, что он плакал, прощаясь с родителями.
- Здравствуй, Китнисс, - говорит он. Как он узнал, что это я, он ведь даже не повернулся, когда я вошла.
- Привет, - говорю первое, что пришло в голову и дальнейшие слова останавливаются у меня на языке, - Как ты догадался?
- Твои шаги я узнаю всегда, - отвечает Пит, он встает, вытирает заплаканное лицо рукой, и кажется, хочет сделать шаг мне на встречу, но останавливается, - Не ожидал тебя здесь увидеть.
- Прости я наверное не вовремя, и отбираю у тебя время для прощания с родными.
- Нет, что ты, - он печально качает головой, - С родителями я уже попрощался, а больше ко мне никто не придет.
Его слова кажутся мне странными, в школе Пит Мелларк всегда был окружен шумной толпой приятелей, и многие девушки заглядывались на него, когда на уроках физкультуры Пит показывал отличные результаты. Но сегодня Жатва, она помогает взглянуть на мир по-новому.
- Почему ты сказал, что узнал мои шаги? – сейчас не время для таких вопросов, но я не могу не спросить Пита об этом. До сегодняшнего дня мы ни разу не разговаривали, и то что говорит Пит кажется для меня невероятным. Пит быстро берет себя в руки, прохаживается по комнате, и останавливается рядом со мной.
- Я помню все, что связанно с тобой, с нашего первого дня в школе, в тот день учительница спросила, кто знает Песню Долины, а ты подняла руку и запела, - не думала, что Пит помнит о том случае, я сама про него почти забыла. Он подходит еще ближе, мы почти одного роста, внимательно смотрит на меня. У него глаза, поразительного голубого цвета, с золотыми ресницами, никогда раньше мы не были так близки друг с другом. Мне становится неловко от того, что я чувствую теплоту его дыхания. Делаю шаг назад, вспоминаю зачем пришла сюда и быстро говорю:
- Спасибо за хлеб, - Пит улыбается моим словам, значит, действительно помнит о том случае. Он отходит к окну, солнечный свет придает его волосам золотой отблеск. Поддаваясь странному порыву сама подхожу к Питу.
Пять лет назад погиб отец, моя семья умирала с голоду, и никто не мог или не хотел помочь нам, мы выжили только благодаря Питу Мелларку. Обессиленная я сидела под яблоней на заднем дворе пекарни, не зная, как вернуться домой без крошки еды, и тогда Пит вынес мне подгоревший хлеб.
- Я не знал как помочь тебе и не придумал ничего лучше, чем скинуть буханки в огонь, чтобы мама позволила их выкинуть. Надо было тогда выйти к тебе под дождь, а не просто бросить его тебе. Я хотел заговорить с тобой на следующий день в школе, но так и не набрался смелости. Ты нашла на школьном дворе одуванчик, сорвала его и убежала. Не знаю почему, но с того дня, я тайно провожал тебя до дома, каждый день. Но ты меня никогда не замечала. Спасибо, что пришла сегодня, и я смог тебе все это рассказать.
Мне жаль, что за столько лет мы смогли поговорить с Питом только перед его отъездом на Голодные Игры. Тот одуванчик на школьном дворе, горячий хлеб, улыбка от которой теплее становилось на душе. Все что связано с Питом помогало мне пережить все трудности и лишения. Пит робко берет меня за руку. Его рука такая теплая. Невольно вздрагиваю от его прикосновения, и пальцы Пита сразу размыкаются, но я сама ловлю его руку.
Мы молча стоим в пустой комнате Дома Правосудия. Я держу Пита Мелларка за руку и чувствую как в моей груди тает осколок льда, появившийся после смерти папы. В моей жизни была только Прим и только Прим, до сегодняшнего дня. Поднимаю голову и встречаюсь глазами с Питом. Чувствую комок в горле и отчего то первая тянусь к Питу, от его дыхания, чувствую как кружится голова, наши губы соприкасаются и кажется, земля уходит из под ног.
- Ради этого стоило, чтобы мое имя вытянули на Жатве. Я давно хотел сказать, что люблю тебя.
Тепло губ Пита на моих, его слова о любви, заставляет мое сердце биться как сумасшедшее. Снова смотрю ему в глаза, улыбаюсь, не зная что сказать и снова целую его. Никогда прежде, я не испытывала ничего подобного. Неужели все эти годы во мне спала любовь к этому мальчику? Неужели понадобились Голодные Игры, что бы я поняла это? Неужели теперь едва обретя, я могу потерять его навсегда? Раздается стук в дверь, говорящий о том, что время отведенное на прощание подходит к концу. В ужасе от предстоящей разлуки отступаю к столу, я не знаю что делать, как поступить, я не могу отпустить его вот так.
- Пора прощаться, - в голосе Пита звучат слезы, - Благодаря тебе я умру самым счастливым человеком на земле.
Мои пальцы находят на столе нож, для бумаги. Холодное лезвие едва касается кожи, быстрым движением срезаю косу почти под корень.
- Я буду твоей, - говорю я, вкладывая косу в ладонь Пита, он непонимающе смотрит на меня, целую его и он начинает понимать меня, - Только вернись ко мне, слышишь, вернись!
Двери открываются и входят миротворцы, что бы увести меня. В отчаянии хватаюсь за него, пытаясь удержать. Меня оттаскивают в сторону, Пит едва не роняет мою косу, но быстро ловит ее. Я кричу вырываюсь, но меня не пускают к Питу.
- Я вернусь, обещаю, я вернусь к тебе, - успевает выкрикнуть Пит, прежде чем дверь за мной закрывается. Меня душат рыдания, я даже пытаюсь укусить миротворца. Не помню как оказываюсь на пороге Дома Правосудия. Слезы бегут по щекам, и я не пытаюсь их остановить. Ко мне подходит какая-то женщина и обнимает меня. Я не сразу понимаю, что это мама Пита. Она гладит меня по голове, пытаясь успокоить, но быстро отпускает меня. Отойдя на несколько шагов жена пекаря оборачивается и просит меня почаще бывать у них дома, пока Пит не вернется.
Ветер играет моими волосами, никогда раньше мои волосы не были такими короткими. Я медленно иду домой, не думая о том, что мама и Прим волнуются из-за моего отсутствия. Родные не спрашивают меня, что произошло с моими волосами, а я не спешу рассказывать. Увидев мою короткую стрижку Гейл разворачивается и уходит, и я не останавливаю его. Все мои мысли далеко, в Капитолии.
С замиранием сердца смотрю парад трибутов, их презентацию перед Играми. Пит великолепен в черном костюме и плаще из пламени. Он улыбается зрителям, машет рукой и даже посылает воздушный поцелуй, по выражению его глаз, я понимаю, что поцелуй предназначался только мне.
Его дела в Капитолии идут не так плохо. От распорядителей Игр, Пит получает восемь баллов, и этот результат вселяет в меня надежду. На обязательном интервью у Пита спрашивают есть ли у него дома девушка. Не задумываясь, он отвечает, что да. Пит называет мое имя, и я чувствую как краска заливает мое лицо. Мама начинает плакать, а Прим обнимает меня. На прощание Пит обещает, что выиграет, вернется ко мне и мы поженимся. Не могу поверить в то что безумно хочу этого.
Начало Игр. Пит держит свое обещание и старается выжить. Я почти забросила охоту, охочусь только ради пропитания. И сразу бегу домой. После признания Пита в дистрикте ко мне повышенное внимание, и я стараюсь быть одна как можно больше времени. С Гейлом я больше не общаюсь, я жду Пита.
Приближается финал Игр, Пит все еще жив. Ранен в нескольких схватках но жив. По ночам, перед тем как заснуть он целует мои волосы и я не могу не плакать видя это. Я так хочу чтобы он вернулся, вернулся ко мне. Никогда бы не подумала, что со мной возможно подобное. Любовь переполняет меня, лишая сна, даря крылья, делая самой счастливой на свете.
В финал выходит Пит и девушка из второго дистрикта. Они встречаются у Рога Изобилия, завязывается кровавая бойня. Девушка отлично обращается с ножом, но на стороне Пита удача и физическая сила. Нож входит в бок Пита по самую рукоять, но он успевает свернуть сопернице шею. Гремит музыка, оповещая всех о новом победителе Семьдесят Четвертых Голодных Игр - Пите Мелларке. Пит пытается улыбнуться, но от потери крови падает в обморок. Картинка переключается на ликующий Капитолий. Я кричу и бью телевизор, требуя, чтобы мне показали что с Питом.
Дистрикт празднует, впервые за двадцать четыре года у нас есть победитель. Награждение и коронацию победителя я не смотрю, я дежурю на вокзале, ожидая его поезда. На вокзале встречаюсь с родителями Пита, они обнимают меня и называют дочкой. Никто не может остановить меня, когда появляется поезд.
С трудом он выходит на перрон, опираясь на трость, и осматривается по сторонам. Чувствую за спиной крылья, когда бегу на встречу Питу. Останавливаюсь за шаг до него и робко протягиваю руку, касаюсь его щеки, не веря, что он настоящий. Пит делает шаг на встречу и робко обнимает меня. Я не сдерживаю рыданий и тоже обнимаю его. Наши губы встречаются. Никогда раньше я не была счастливее, чем сейчас. Мы плачем и смеемся не в силах отпустить друг друга. Мира больше нет, есть только Пит Мелларк, мой мальчик, который выжил.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Там где цветут яблони и зреет малина.

главная